Юбилей Вадима Анатольевича Афанасьева


19 ИЮЛЯ 2017 ГОДА

ВОЛШЕБНИКУ ТЕАТРА КУКОЛ ИСПОЛНИЛОСЬ БЫ 75 ЛЕТ...

Почти сорок лет творческой деятельности режиссер  Вадим Афанасьев отдал  театру кукол. С его приходом была открыта новая страница в истории театра. За его плечами сотня талантливых постановок, имевших заслуженный успех в России. Вадим Афанасьев всей свой жизнью убеждал: «Театр кукол будет поражать и удивлять детей и взрослых во все будущие времена, ибо он напоминает людям, что человек не из  картона,  он  -  живой, у него есть сердце, есть большая нетряпичная душа!».

 

Краткие страницы биографии

Вадим Анатольевич Афанасьев всего на семь лет моложе Кировского театра кукол.  Они почти ровесники… Будущий режиссёр Вадим Афанасьев родился в Кирове 1942-ом в военное время в большой многодетной семье, школа, первые театральные уроки у отца, четырехлетняя служба на Тихоокеанском флоте, работа в театре кукол сначала простым актером, а с 1974 года по 1999 – на должности художественного руководителя, ГИТИС, режиссерские курсы - всего не перечислить.
В 1981 он был награжден орденом «Знак почета», а несколькими годами позже за многолетний плодотворный труд ему было присвоено звание заслуженного артиста РСФСР. За плечами Вадима Анатольевича более сотни театральных постановок для различной возрастной аудитории. Многие из них удостоены дипломов и наград Всероссийских и Международных конкурсов и фестивалей.

Вспоминаются яркими деталями, экспериментальными решениями и вдумчивой режиссурой такие его работы, как «Обманная печать», «Ай да Мыцик!», «Площадь старинных часов» «До третьих петухов», «Ковбойская история», «Сказ о граде Лебединце», «Женитьба», «Дуняшка», «Котик-мотик», «Пристанище», «Каштанка». Некоторые из его спектаклей не сходят со цены Кировского театра кукол до сих пор.

Играю не руками, а сердцем!

Летом 2012 года в преддверии 70 летия Вадима Анатольевича Афанасьева в областной прессе было напечатано большое интервью с юбиляром. Сегодня, отдавая дань светлой памяти самобытному труженику Вятской культуры, мы публикуем его снова...

Идет по городу в капитанской фуражке бородатый добродушный  человек. Идет, слегка раскачиваясь, словно по палубе огромного корабля. В правой руке крепкий, явно не для щегольства,  деревянный посох.  Но его несколько морская походка не для равновесия,   каждый шаг – это  раскачка мира, это подспудное желание не дать миру  успокоиться, превратиться в безжизненное каменное плато.  Мир призван к творческой радости,  к свободе и великодушию. Так считает герой сегодняшней встречи – юбиляр Вадим Анатольевич Афанасьев. Ему   исполняется 19 июля 70 лет!  Он младше Кировского театра кукол всего на 7 лет.

 

Накануне юбилея   в теплой домашней беседе  Вадим Анатольевич ответил на многие  непростые вопросы о театре и профессии актера. Четыре часа беседы за кухонным столом, с интересной экскурсией по дому-мастерской, прошли незаметно. Предлагаем, вниманию читателей часть состоявшейся  беседы.

Вадим Анатольевич, на полочке в ванной комнате удивил  стальной бритвенный прибор. Артефакт из эпохи СССР. Откуда он?

  - Это подарок перед армией в 1961 году. Хорошая вещь, так вот до сих пор пользуюсь!

Небольшая деталь, но как ярко она говорит о человеке.  Тяжелая мужская вещь, закаленная в быту, привычная и удобная, зачем другая? Так и в остальном - «большем»: люди, книги, спектакли. Зачем отказываться и искать что-то  блестящее, «воронье», когда тебя окружают настоящие друзья, теснятся на полках любимые  книги, ждут своего часа   мудрые пьесы? Таких людей отличает верность традициям и остроумное новаторство.

Вадим Анатольевич, как появилось твердое убеждение, что « куклы – это мое»? Хотелось продолжить дело отца?

- Другой судьбы не представляю! Конечно, было врастание в тему,  занимался у отца в кружке при д/к «Авангард», самостоятельных раздумий было много. В детстве даже дрался с мальчишками, когда дразнили, что, дескать, «вырос большой, а все еще как девчонка в куклы играет». Одно время – страстно хотел мастером на заводе работать. Перетерпел. Думаю, что  и служба на флоте с выбором профессии здорово помогла.

Расскажите об этом подробней.

- Дело тут было простое. Четыре с половиной года я служил на Тихоокеанском флоте. Но из них почти три года просидел… за ширмой театральной. Как дело было?  Еще, будучи в  трехмесячной учебке,  проявил себя на театральном поприще. Это запомнили. И через полтора года «за художества» списали на берег с боевого  корабля СКР.  Был приказом вызван в политотдел и направлен художественным руководителем театральной студии в дом культуры  флота в город Советская гавань. Оттуда и уволился в запас. Такая вот история.

Какая театральная роль Вам особенно запомнилась? И чем?

Запомнилась роль одноногого и одноглазого пирата в спектакле «Сокровище  Сильвестра». Это была первая  самостоятельная роль отрицательного плана. Положительному герою играть почти нечего. Отрицательный персонаж интересней для актера, драматичней. Тут можно показать большую амплитуду чувств, океанскую раскачку. Флотская служба тоже хорошо проутюжила, к месту пришлась. Все сцепилось вместе.

О Вас за 35 лет работы в театре кукол писали много, даже была заметка о сломанной ноге. А это при всей неоднозначности ситуации, знак интереса к Вашей личности. Неоднократно в прошлых статьях Вам ставили в заслугу «достойный выбор репертуара». Как вы отбирали пьесы для постановки? Какой был критерий выбора?

- Прежде всего, конечно, сердце! Оно, говоря по-флотски, давало «отмашку» ставить ту или иную пьесу. Совсем не обязательно, чтобы ее автор был известным писателем. Главное для меня, чтобы пьеса не просто развлекала, но и воспитывала. Нужно уметь говорить с ребятишками «на равных». Помнить для режиссера, как заповедь: не пережитое внутри тебя, никого не сможет ни обрадовать, ни научить. Именно в такой последовательности, сначала обрадовать, а после научить. Рампа – это не экран телевизора, не спрячешься от зрителя. Весь виден. Помню, пришло в театр кукол письмо, бабушка благодарит за воспитание внучки, пишет, что никак не могли приучить девочку чистить зубки перед сном, но когда она посмотрела наш спектакль «Репка», то сама попросила зубную щетку! А всего-то мы вставили небольшой эпизод про мышек, которые любили чистить зубы.

Вадим Анатольевич, осознаете ли Вы свое место в истории культуры Вятского края?

И рад бы не осознавать, да внучка не дает!  Зову ее с собой прогуляться, не идет. Уговаривать приходится. С тобой, говорит, дедушка, невозможно спокойно пройтись.  Все люди с тобой здороваются, на каждом перекрестке разговоры заводят. А как же иначе? Я ведь всю жизнь в Вятке прожил, почти 40 лет в Кировском театре проработал, мне каждый человек до сих пор интересен и не важно какое место он занимает в истории  культуры малой Родины. В прошлом году мне дали награду-звание «Вятский горожанин». Не по разнарядке, не по рангам и чинам. Это  само общество отметило, воля народа была.  Так к этому отношусь. Быть может для кого-то слишком патетически, но это мое право. Народное звание  «Вятского горожанина»  дороже мне, чем орден! Возможно, это не скромно, но я имею полное основание назвать себя мастером!

Что для Вас важней накануне юбилея: рассказать о  своем прошлом или поделиться своими мыслями о современном театре?

Я не отрекаюсь от прошлого. И его вспомнить  накануне юбилея будет похвально. Обо мне писали много, да больше все о творчестве. Пусть так и останется в юбилей. Поделюсь  лучше своими мыслями о театре. Я живу театром и никогда с ним не расстанусь.

Что предпочтительней для Вас на сцене: сказка или реальность?

Разноплановость, прежде всего! Все жанры хороши. В каждом из них художник может сказать что-то заветное и главное о жизни и о себе.  Помощь сказочной щуки – это замечательно, но волшебство не поможет рассмешить Царевну-несмеяну.  Ты сам должен это сделать, своими человеческими силами без всяких чудес. Действуй и не трусь!

Театр кукол для детей или для взрослых?

Театр для всех, он не детский и не взрослый. Поэтому для меня одинаково  важен каждый человек, пришедший в театр. Бывает, что из зала во время спектакля выходят  люди. Для меня это катастрофа. Я часто подходил, спрашивал: почему ушли? Что не понравилось? Делал выводы,  учился понимать зрителя, его надежды, его не сиюминутные желания. Я так еще замечу. Со взрослым зрителем надо говорить  серьезно, честно  и откровенно. А с детьми тем более! Дети фальши не прощают!

Расскажите о Вашем опыте взаимовлияния куклы и актера-кукловода. Тут, говорят, много профессиональных секретов. Нет ли какого-то "темного" давления со стороны куклы? Вот, например, недавний фильм «Бобер» с Мэлом Гибсоном весьма неоднозначно  показывает отношения куклы и человека. Куклы превращаются в маленьких монстров, люди становятся марионетками, гомункулы и франкенштейны, мстящие своему создателю, ходячие глиняные мертвецы, фарфоровые девочки-чудовища – модная сегодня тема!  Современное искусство ее активно осваивает.

- Вот моя живая  формула искусства!

С этими словами Афанасьев поднимает правую руку высоко вверх.   

 - Лежит кусок материи – это кукла! Она  мертвая, бездушная! Я беру ее в руки, и она оживает. Я не руками, я сердцем играю! Моя душа словно переходит в куклу. Кукла поэтому никогда против меня не пойдет! «Зомби» это не про меня. Моя кукла – против всяких ужасов. У меня свободная душа, я не буду никогда художественными кошмарами калечить детские души. Конечно, место для фантазии ребенку нужно оставлять, воображение должно у него работать, но в добрую  сторону.

Куклы – особый путь в истории человечества. Первый театр кукол - это древние мистерии из жизни богов.  Была ли у Вас какая-нибудь  таинственная история спасения куклой? 

-Была, была, только не тайная, а самая обыкновенная, но, тем не менее -  примечательная! В  этой истории кукла по настоящему спасла  от «голодной смерти» весь театральный коллектив на областных гастролях. Однажды мы крепко застряли в непогоду на проселочной дороге вдалеке от одного районного центра. Водитель нашего театрального грузовичка пошел за трактором, а мы остались ждать избавления. Шел дождь,  мы заскучали, продрогли, проголодались. Припасов у нас с собой никаких  не было. Вдруг один из актеров вспомнил: «Вадим, у тебя ж есть в реквизите бутыль с манной крупой!» Действительно, таковая имелась. В спектакле «Котик-мотик», с которым мы объезжали родные просторы, был эпизод: ненасытная ворона, поглощая 3-х метровую гирлянду бутафорских сосисок,  запивает ее "молоком". Я долго подбирал вещество для «молока», лучше всего подошла обычная манка. Вот ее-то, использованную десятки раз в спектакле, так сказать, заряженную энергией творчества, мы и высыпали в шоферский котелок. Воду взяли дождевую. Соль нашлась. Паяльной лампой нагрели котелок и сварили густую походную кашу. Все наелись до отвала, а тут и помощь подоспела. И такие «таинственные» истории на гастролях были не редкость. Вы говорите мистерии, чудеса. Для меня чудо, когда дети выходят после спектакля притихшие, с обновленным сердцем, с ясными  глазами. Так, например, было после спектакля «Каштанка» по Чехову.

Расскажите подробней об этом спектакле. Великий Образцов говорят, видевший  Вашу постановку в 1981 году сказал, что Вы перевернули его представление о «Каштанке». Об этом писали в «Кировской правде» за 1998 год. Это правда?

- Да, все было именно  так.  Образцов в свое время тоже ставил эту чеховскую повесть, но спектакль провалился. Мастера тоже ошибаются. В нашей работе это нормально. В чем была его ошибка? Он  соединил в спектакле два совершенно противоположенных по настроению рассказа. Один был сатирический  «Хамелеон», а другой «Каштанка - пронзительно-лирический.  Получилось нескладно.  Образцов даже в своей знаменитой книге написал, что поставить  это чеховское произведение в театре кукол невозможно. Когда он приехал в Киров на творческую всесоюзную лабораторию, то спросил у меня  перед просмотром:

- Что будем смотреть?

-  «Каштанку»!

- Вы что книг моих не читали?

- Читали! Но ведь  плох тот ученик, который не стремится превзойти своего учителя.

Образцов промолчал. Но, посмотрев спектакль,   признался:

- Я не могу  сейчас переписать свою книгу, но если бы мог – переписал бы!

Многие плакали на финальной сцене спектакля. Плакал и Сергей Владимирович Образцов. Для меня слезы великого кукольника незабываемы. Значит можно ставить Чехова, и замечательно получается.

По мнению некоторых театральных аналитиков возникли предпосылки для рождения нового современного искусства. 

Театр кукол будет жить всегда! Почему? Люди будут всегда играть в куклы. Это не  пустые слова « чудо оживающей куклы», в них огромный смысл! Простой пример. Вот стоит  человек на остановке, курит. Никто на него внимания не обращает. А вот помню, ездили мы  как-то в  район со спектаклем для взрослых «До третьих петухов», там одна кукла курила и дым пускала. В зале сидели мужики, так они от удивления чуть на сцену не полезли. Кукла и курит!  Поразило их это.  И так театр кукол будет поражать, и  удивлять во все будущие времена. Он напоминает людям, что человек не из  картона,  он  -  живой, у него есть сердце, есть большая нетряпичная душа! Пусть будут  в будущем театра кукол  всякие  спецэффекты, немыслимые конструкции, материалы, кукольные техники и технологии это ему нисколько не помешает, если режиссер и актеры будут помнить о главном, еще раз повторюсь « о чуде оживающей куклы» и о чуде встречи театра и зрителя. Спецэффекты и мастерское кукловодство – это здорово!  Но и через сто лет любовь к своему делу и людям в театре должно остаться. Иначе театр станет мертвым. Вокруг будет одно сплошное высокотехнологическое шоу. Я считаю, что у театра кукол большое будущее. В том числе и у Кировского театра кукол имени А.Н. Афанасьева.

                                                               Беседу записал А. Антонов

В содружестве с сильными

Несомненной заслугой Афанасьева–младшего стало приглашение в театр молодых режиссёров и художников, выпускников Ленинградского театрального института, ныне — главного режиссера Санкт-Петербургского «Театра сказки», И. Игнатьева, А Игнатьевой (1976 – 1978 г.г.), М. и Н Зориных. На постановки в театр приезжал ныне Заслуженный деятель искусств РСФСР, профессор, основатель кафедры театра кукол при Ленинградском театральном институте  М. М. Королёв.  Их приезд в Киров стал новым этапом профессионального становления Кировского кукольного.

Через много лет мы спросили у  Вадима Афанасьева, как появилась мысль пригласить в театр молодых, с высшим театральным образованием,  профессионалов и не было ли беспокойства, что на фоне цветущей талантливой молодежи можно как-то поблекнуть? И вот, что он ответил: « Напротив, если в тебе есть талант, то такое художественное содружество всем идет на пользу. Никакого беспокойства, совместное режиссерское возрастание, это да. Сильная личность всегда делится и постоянно учится новому. А как учиться, если ты будешь, как творческий человек совершенно один? Актеры начинают больше доверять, видя, что у тебя нет страха перед другим талантом».  

Николай Пересторонин вспоминает: «В 1974-м Анатолий Николаевич поставил  спектакль “Как за Вяткой, за рекой”, о котором театральные критики писали как о сплаве социально-бытовой и волшебно-фантастической темы, подмечая картины жизни дымковской слободы, непростые взаимоотношения горшечника Фомы и мастерицы  Марьюшки с владельцем постоялого двора Прижималовым и купцом из Кукарки, красочные сцены праздника Свистунья и волшебные превращения дымковской игрушки.  Материал был исключительно вятский,  авторы  пьесы  - кировчане Ю. Батуев и К. Верхотин, посвящалось это красочное представление 600-летию города Кирова, о котором тогда как о Вятке и Хлынове говорили крайне редко...

У Вадима Афанасьева, взявшегося почти за ту же тему в 2009 году, задачи и трудности были другие. Свой спектакль “Дуняшка” он посвящал 100-летию отца, стремился показать в этой своей работе то общее, что есть в жизни и в творчестве, в народном промысле и профессиональном искусстве - ведь тут и там без открытого сердца, доброго нрава да преемственности поколений никуда. Получилось увлекательно.

А трудности были в том, что куклы для этой сложной в техническом отношении постановки делать было некому: умер Данило-мастер, известный конструктор кукол Даниил Яковлевич Морданов. Так Вадим Афанасьев сам взялся конструировать, благо опыт и  в такой работе у него был. Откуда? А вспомните, за что его в конце девяностых в рецензиях на спектакли поругивали? Да за то, что, по мнению иных рецензентов, не за свое дело брался известный театральный режиссер. Ему бы, дескать, спектакли ставить, постановочным процессом руководить, а он чертям глаза из лампочек делает, куклам ручки мастерит... И кто оказался дальновиднее? Афанасьев Вадим Анатольевич...

Так радостно было видеть его снова при деле, азартным и рассудительным. Вот, опираясь на суковатую палку, поднимается Вадим Анатольевич по ступенькам в мастерские к дымковским мастерицам: надо еще раз уточнить детали оформления спектакля “Дуняшка”. Вот на пресс-конференции в малом зале все того же нового здания говорит не о своей постановке (“Чего говорить, сами все увидите, господа журналисты”), а о том, что нужно восстанавливать спектакли  для взрослых. И ведь прав, тысячу раз прав!  Ведь праздник в театре - это не только торжественное его открытие, но и будни, ежедневные встречи с истосковавшейся по зрелищу публикой»... 

Наследственная любовь к кукле  
 

(публикация из прошлого)

К открытию своего нового театрального здания вятские кукольники готовят творческий вечер, посвященный 100-летию со дня рождения Анатолия Афанасьева, и премьеру спектакля «Дуняшка, Глинушко и … Мышь» в постановке Вадима Афанасьева.

Нет, наверное, в Вятке человека, который бы не слышал о династии Афанасьевых или бы не был знаком с кем-нибудь из них лично. Корень рода – Анатолий Афанасьев (1909-1999) – актер, режиссер, воспитатель и педагог, бесконечно преданный профессии кукольника, заслуженный артист РСФСР, оптимист и жизнелюб. Актерство у Афанасьевых в крови. Но самый главный последователь и самый близкий по духу ему человек, это один из его сыновей – Вадим Афанасьев.  От отца Вадим Анатольевич унаследовал не только любовь к театру и высокий профессионализм, но и упорство и целеустремленность в воплощении творческого замысла,  веселый нрав.

Он очень рано начал помогать отцу, вначале в кукольном кружке в ДК «Авангард», затем в театре. Так же, как и отец, начал с профессии актера-кукловода, потом стал самостоятельно ставить спектакли, а с 1974 по 1999 год был главным режиссером Кировского театра куколи так же, как и отец, поставил много прекрасных спектаклей.

«Это чистопородный, прирожденный кукольник, у него невероятная, потрясающая фантазия, - говорит художник Марина Зорина, которая работала с ним вместе много лет. – К каждому спектаклю он придумывает столько театральных трюков, столько фокусов, что их с избытком хватило бы на несколько постановок. Причем, он знает, как конкретно осуществить идею и нередко делает это своими руками».

Так оно и есть на самом деле. Сейчас Вадим Афанасьев ставит спектакль под рабочим названием «Дуняшка, Глинушко и …Мышь», который, как он планирует, должен стать визитной карточкой кировского театра кукол. Свою новую работу он посвятил старейшей дымковской мастерице Анне Афанасьевне Мезриной.

Вадим Анатольевич сам написал пьесу (в соавторстве с Н.Ильиной из Вятских Полян), тексты песен, создал режиссерскую версию музыки и сценографии. К работе над новым спектаклем он привлек художницу Татьяну Коршунову и композитора Андрея Карпикова. После смерти незаменимого Данилы-мастера (Д.Морданова), ему пришлось самостоятельно разработать всю механику кукол, применив при этом некоторые новшества, то есть он выступил еще и как конструктор.

В спектакле используются подлинные дымковские игрушки и их увеличенные макеты. Любопытно, что одним из персонажей является Глин Глиныч или Глинушко (рабочий, намывающий глину для лепки игрушек), сценический образ которого режиссер и художник искали долго и кропотливо.

Татьяна Бушмелева

Заслуженное интервью

Заслуженный артист РСФСР, режиссер кукольного театра Вадим Афанасьев накануне своего 70 – летнего юбилея рассказал о династии Афанасьевых, о специфике театра кукол и своем творчестве (12.07.2012 – телеканал «Россия-24»).

http://www.gtrk-vyatka.ru/proect/vestiinterview/14984-vesti-intervju-s-vadimom-afanasevym.html

 

 

Посадил дед репку

Каких только сказок ни поставил Вадим Анатольевич! И про Алёнушку с Бабой Ягой, и про Айболита с Бармалеем, и про Буратино с Карабасом-Барабасом, и про Братцев Лиса и Кролика с дядюшкой Римусом, и про летающих крокодилов, козу лупленую и прочих братьев наших меньших. И всегда в спектаклях присутствовал некий назидательный урок.

Вадим говорил: "Главное для меня, чтобы пьеса не просто развлекала, но и воспитывала… Именно в такой последовательности: сначала обрадовать, а после научить. Однажды пришло в театр кукол письмо. Бабушка благодарила за воспитание внучки, писала, что никак не могли приучить девочку чистить зубки перед сном, но когда она посмотрела наш спектакль "Репка", то сама попросила зубную щётку! А мы всего-то вставили небольшой эпизод про мышек, которые любили чистить зубы".

Но высшими достижениями Афанасьева стали спектакли для взрослых - "До третьих петухов" по Шукшину (1978), "Женитьба" по Гоголю (1987), "Пристанище" по Бартеневу и сказам Шергина (1990) и некоторые другие. Там Вадим задействовал и кукол, и реальных артистов ("игра в живом плане"). Запомнилось, например, как в "Женитьбе" актёр Марк Рубин в роли Яичницы печально-безнадёжно бродил среди кукольных и живых персонажей (да так потом и уехал за счастьем в Израиль). А в "Пристанище" сам режиссёр выступил на сцене как актёр. Режиссёр-самородок. Весёлый, неунывающий, отзывчивый человек…

Михаил Коковихин, 2014 год

 

 

 

<< назад



(c) Кировское областное государственное автономное учреждение культуры «Кировский театр кукол имени А.Н. Афанасьева»
610000, г. Киров, ул. Спасская, 22, телефон (8332) 411-499, телефон кассы (8332) 220-499
Сайт разработан в Маунтин Сайт, Дизайн - Анна Кривошеева.