«РЫБА, МОЯ РЫБА!»


Вы задумывались, почему Пушкин назвал свою сказку не «Сказка о рыбаке, старухе и рыбке», а более коротко? Если нет, то после премьеры одноименного спектакля по произведению нашего классика самое время.  

Совсем неслучайно в заголовок новости вынесена реплика старика из спектакля «Сказка о рыбаке и рыбке», которой нет в пушкинском тексте, потому, что этот спектакль не столько о чудесном улове и самодовольном человеке, возжелавшем безграничной власти и богатства, сколько о любви, верности и испытаниях супружеского сердца. Любви старика (актер Андрей Огородников) к свое старухе (актриса Ульяна Синицына), к «подруге дней… суровых», к «голубке дряхлой».  «Рыба моя, рыба!» – рефреном звучат слова в спектакле, обращенные стариком к своей любимой «половине». И не о разбитом корыте жизни переживает он, а, возможно, о своем разбитом сердце. Именно старуха – золотое сокровище для Старика, а не повелительница морская, могущественная волшебница – Рыбка Золотая. Такие чувства и мысли пришли после просмотра премьеры спектакля, поставленного режиссером из Санкт-Петербурга Денисом Казачуком.  

Премьера спектакля «Сказка о рыбаке и рыбке» состоялась в малом зале театра кукол. Это было верное решение поставить сказку Пушкина на малой сцене, во-первых, пушкинский текст в малом зале хорошо слышен всем зрителям и звучит проникновенно-трогательно, доверительно к каждому, а во-вторых, художественный лаконизм спектакля на большой сцене совершенно бы потерялся. Особенно не повезло бы знаменитому… корыту! Чтобы подчеркнуть, обозначить его легендарный архетипичный статус художник спектакля Ирина Титовец придумала сделать (театральные мастерские отлично справились с задачей!)  корыто почти четырехметровым и поставить вертикально, так, что оно заняло почти всю заднюю часть сцены. И это было неожиданно, прекрасно, а главное -  логично и оправдано! Такое огромное корыто, выкрашенное в кобальтово-синий цвет, напоминало не о бренности человеческий усилий, а о вечности и ответственности за свою жизнь. Корыто больше всего было похоже на Судные Врата, на таинственный вход в подводное царство Рыбки Золотой, недоступное для сухопутных существ. И на самом деле во время спектакля Корыто-дверь, в зависимости от сюжета, то открывает створки, то сдвигает. Фантастично выглядит!

Минимализм сценографии в спектакле органичен пушкинской сказке. Ничего лишнего, никакого «ружья» на стене, что должно выстрелить в конце 5 акта, все предельно просто, возвышенно и красиво. Кроме величественной Двери на сцене еще только два предмета, две качающиеся волны. Одна символизирует берег моря (на ней и происходит почти все сценическое действие), другая – морскую волну, то спокойную, то бурную. Две природных силы от земли до неба. От текста поэта ничего не отвлекает, ты погружаешься в стихотворную стихию, как в синее море, вместе с главными героями сказочной притчи. Это для детского спектакля вдвойне драгоценно!  

Спектакль начинается и заканчивается древней молитвой пустынников: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных!» И это не дань религиозному возрождению, не желание режиссера придать особую глубину прочтения сказке. Молитва тут необходима, как воздух, ведь старику со старухой придется столкнуться в сказке с серьезными искушениями. Сердца их будут испытываться на прочность древними страстями человеческими, особенно придется туго старику, которому предстоит буквально «отмаливать», спасать свою спутницу жизни от лукавых козней интеллигибельного зла.  

Эту борьбу добра со злом в спектакле ярко (буквально!) иллюстрирует и дополняет отлично поставленный сценический свет. Работа художника по свету Яны Бойцовой пример талантливой световой партитуры, когда каждый цветовой всполох, окрашивание пространства гармонично вписываются в идейное и сюжетное повествование. Высший пилотаж! 

Звучит молитва и на сцену выходят актеры. Их четверо. Они в длинных, темно-синих одеяниях, похожих на платья трудников-послушников. Они пришли работать, трудиться ради высокого искусства! Летит над сценой легкий пушкинский стих, сверкает волна морская, качается небо и земля, одно действие быстро сменяется другим. Точно, слаженно, актеры-кукловоды рассказывают и показывают гениальную историю.

Все актерские работы прекрасны, но особенно хочется выделить игру молодой актрисы-кукловода Снежанны Белозеровой. Ее «Золотая Рыбка», оказалась не «непростая», а со своим довольно сложным характером. Эта сложность характера отразилась и на самой кукле, условно названной художником перчаточной марионеткой.  Перед зрителями было не просто некое  волшебное существо, говорящее со стариком бесстрастным, холодным голосом-эхом. На сцене мы увидели мудрую Рыбку с теплыми, человеческими интонациями. У ней своя драма в пушкинской истории.   Ей было небезразлично, что происходит со стариком и старухой. Рыбка, в исполнении Снежанны Белозеровой, переживала за них. А вместе с ней за героев сказки начинали горячо сопереживать маленькие и большие зрители. Уж если Рыбка золотая волнуется за стариков, то как тогда можно остаться в стороне?

Интересно показал режиссер Денис Казачук темный инсайт старухи и все последующие ее гордые требования.  Злые помыслы рождаются, как известно, в сердце, но раздувает их, укрепляет и множит не только сам человек. Ему порой «помогают» снизу. Таким персонифицированным, символическим злом в спектакле, которое искушает старуху, по замыслу режиссера стал Рублик (актер Михаил Николаев). Это он нашептывает старухе все новые и новые гибельно-тщеславные желания.  А она его внимательно слушает, внимает, соглашается и шлет старика вновь и вновь к синему мору за очередной дозой чудес к Рыбке Золотой. Сначала Рублик маленький, но растет самомнение старухи. А вместе с ней растет и денежка. И вот он уже размером не со свиной пятачок, а с тележное колесо, которое переедет тебя вдоль и поперек и даже не заметит. Смеется Рубль над старухой, пляшет от радости, что поймал человеческую душу в свои сети, толкает ее в пропасть. Тут-то и нужна старику Иисусова, сердечная молитва, вера в свою любовь, в доброту своей старухи. Он один понимает, что это испытание, один противостоит лукавой силе. И зрителям открывается пушкинский текст во всей гениальности. Старик – не безвольное, малодушное и подкаблучное существо. Он не боится гнева старухи, ее брани и досады. Старый рыбак всю жизнь общался с морем, с могучей природной стихией. Он знает по опыту, чтобы победить зло нужно порой дойти до самого дна. Там спокойно, там сердце бурные волны страстей не захлестывают. Там человек может прийти в себя. Море, вода – всегда очищают. А другое «море», море житейское страстей человеческих, тянет на самое дно.

Впечатляет сцена бала во дворце, когда старуха становится царицей. «Танцуют все!», но в пляс, в круговую топотуху идут не люди, а здоровенная бутыль, сапоги, игральные карты (короли и дамы) и, конечно, лукавый царедворец Рубль. Он-то громче всех хохочет и приплясывает. Его время! Время, когда люди превращаются в вещи, в реквизит чертового бала, в предметную среду бесконечной круговерти праздника Денег. Но дивно: единственная, кого совершенно не трогает бал — это старуха. Она спит и храпит во сне. Скучно ей на таком ненадежном празднике.  Глубоко в душе она осталась прежней, как была.  И снятся ей скорей всего не  горы злата и серебра, а ветхая избушка у синего моря и старик, закидывающий невод. Улыбка его родная.

Благодаря художественной доходчивости спектакля, становится понятно: почему вместо красоты, молодости, талантов, земного совершенства, соломоновой мудрости старуха требует от Рыбки только внешние перемены: терема-дворцы и власть.  Она жила в плотном вещественном мире. Мир светлых идей и творчества, духовного богатства ей не знаком.  Он далек он нее. Само по себе это ни хорошо, ни плохо. Так многие до конца жизни спокойно живут и не жалуются, не задумываются, что где-то рядом с ними проходит поток иной, ошеломительно прекрасной жизни, полной глубоких чувств, высоких мыслей, неожиданных открытий и осмысленности своего пути во времени. Но вот в жизнь старухи приходит Чудо! Она использует его эгоистично, жадно, только для себя. Казалось бы, все, старухе - труба, но нет. Чудо – это не приз в лотерее. Настоящее чудо постепенно меняет человека к лучшему, зовет через испытания к свету, к морю!  Открывает человека самому себе, дает силы  пережить  добрые потрясения в судьбе.  Мы, зрители, надеемся, что в сердце старухе эти благие превращения произойдут. Спектакль нас в этом обнадеживает.

В конце спектакля старик совершает подвиг.   Он уводит за собой огромный Рубль, искушавший его любимую «Рыбу», уводит так далеко, что тот уже никогда не вернется. Самый финал сказки замечательный. Сидят старик со старухой у самого синего моря, качается морская волна, лежит рядом разбитое корыто. Но это не  разбитые мечты  о красивой жизни, а побеждено лукавое обольщение. Кажется, старуха это поняла. Она кладет свою руку на корыто, гладит его, а сверху ладонь старухи накрывает большая, теплая и верная ладонь старика. «Рыба, ты моя, рыба! Мы все переживем с тобой».

Над спектаклем работали:

Режиссер, автор инсценировки и музыкальное оформление – Денис Казачук

Художник – Ирина Титовец

Художник по свету – Яна Бойцова

Роли исполняли:

Старик - актер Андрей Огородников

Старуха - актриса Ульяна Синицына

Рыбка Золотая - актриса Снежанна  Белозерова

Рублик  - актер Михаил Николаев

                                                                                                                                                                                                                                                              Андрей Антонов


<< к списку новостей




(c) Кировское областное государственное автономное учреждение культуры «Кировский театр кукол имени А.Н. Афанасьева»
610000, г. Киров, ул. Спасская, 22, телефон (8332) 411-499, телефон кассы (8332) 220-499