«По щучьему веленью». Премьера состоялась.


25 декабря в большом зале театра в 11.00. и 14. 00. состоялась  премьера спектакля «По щучьему веленью» по мотивам известной русско-народной сказки. Непростая задача стояла перед режиссером спектакля Аленой Лысовой, ибо при всей  своей внешней бесхитростности,  эта сказка является одной из самых сложных по содержанию в русском сказочном собрании.  Многим она оказалась не «по зубам» и ее таинственный и глубокий смысл частенько в театральных постановках затмевали веселые скоморошные сцены с самоходными санями, «волшебной» рубкой дров, эффектным  выездами  автопечек и так далее.  В своей работе Алене Лысовой удалось избежать крайностей типичных «щучьих» чарований и показать детям радостную, умную сказку о трудолюбивом пареньке Емеле, для которого неожиданные  сказочные испытания оказались дорогой к ясному человеческому счастью. Ведь что может быть проще, чем полюбить, жениться и быть счастливым? Или это только в сказке «все так просто»?

Занавес открылся, и зал от неожиданности ахнул. Нас сцене вместо привычной ширмы зрители увидели «от края небес до края»  красочную перегородку всю расписанную павлопосадским цветочным орнаментом с большим овалом для сценического действия по центру. Образ спектакля сложился мгновенно! Он именно таким и будет: красочно-сказочным и остроумным! В этом несомненная заслуга художника спектакля Анны Кривошеевой.

Падал новогодний снег на шумную базарную площадь. Два коробейника (1артисты Павел Стволов и Владимир Хлопов) весело предлагали публике «штучный» товар со своих лотков: «Налетай! Разбирай! Веселись, народ, да о царском указе не забывай! Кто дочку цареву развеселит, тому она в жены достанется, полцарства в придачу, да мешок гороху с верхом!»  Лоточники искусно разодетые почти скоморошно, в разноцветные лоскуты ситцевые, немало позабавили детвору. Весело разбирать товар и дивиться царскому распоряжению им помогали: русская барыня (1заслуженная артистка России Надежда Мазик), девица-красавица (1артистка Ульяна Синицына) и разбитной мужичок (1артист Дмитрий Троицкий). Задорно, согласованно прокатился по сцене «живой план».  Невелика сценка, а запомнилась своей живописностью и искрометностью всем зрителям. Но пора и сказку сказывать.

По щучьему веленью

Словно вылепленные из пушистого снега, нарядные, округлые домики, сугробы, елки настраивали на мирный новогодний лад. Из-за сугроба показался такой же «закругленный», ладный парнишка в полушубке, в котором невозможно было не узнать сказочного героя Емелю. Любое дело в руках у него спорится, вот и сейчас он готов услужить своей матушке, пока она ставит самовар, он соглашается сходить на речку за водой. И начинается сказка!

Поймал Емеля (1артист Владимир Хлопов) в ледяной проруби щуку (1кукловождение- заслуженная артистка России Надежда Мазик) с золотой короной и заговорила (1голос щуки озвучивала заслуженная артистка России Галина Сарафанникова)  она с ним человеческим голосом. Удивительное струнное сопровождение к щучьему голосу подобрала музыкальный оформитель спектакля Маргарита Фоминых. По ее просьбе  декораторы театра починили старые двенадцатиструнные гусли. Они зазвучали древним миксолидийским ладом. Именно под эти «волшебные» звуки царская щука всякий раз разговаривала с Емелей. «Такой оригинальной озвучки щуки больше нигде в мире нет!»  - сказала Маргарита Фоминых. Заметим так же, артистам в спектакле приходилось первоплощаться как по "волшебству", по собственному "хотенью". Каждый играет в спектакле по две, а некоторые и по три роли. Мастерство! 

Ради «детушек малых» попросила щука Емелю ее отпустить на волю, ни словом не обмолвилась, что она речная «рыбка золотая» и обладает волшебной силой. И Емеля никакой награды за свое добро не попросил, щука сама предложила  за доброту его  «счастливым сделать».

- А я и так счастлив! Плыви к своим  деткам! – ответил Емеля.

- Проси чего хочешь, Емеля!

И Емеля попросил в шутку самое простое,  что только возможно, может быть, чтобы только щуке  подыграть:

- А хочу, чтобы  ведра сами домой пошли!

И ведра пошли! Эхом отзываются слова  щуки во след Емеле:

- Отныне, чего не пожелаешь, все исполнится, только скажи, по щучьему веленью, по моему хотенью!

В этом месте сходятся «искусство оживающих кукол»  и русская сказка для зрителей воочию. «Оживает» все, о чем не попросит Емеля: ведра, сани, дрова, печка, шуба, гармошка, колотушка.

Едет добряк-Емеля в лес "по дрова", чтобы матушку (1заслуженная артистка России Надежда Мазик) согреть и самовар вскипятить и встречает  на лесной полянке лисичку, зайчика и медведя. Холодно зверушкам и голодно. Жалеет их Емеля и по «щучьему веленью, по моему хотенью» преподносит им новогодние подарки. Медведю – кочан капусты, лисе - кадушку с медом, зайчику – горшок с молоком. Или мы что-то перепутали? Сами нас поправьте. Зверушки довольны, тут бы и домой ехать, да только слышит Емеля голос царского воеводы (1артист Павел Стволов), возвещающего царский указ: «Кто дочку цареву рассмешит, тому царь батюшка ее в жены отдаст, полцарства и мешок гороха в придачу!» Занятно, как это он в лесную глушь забрел? Чего там потерял военноначальник? Совсем видно никаких смехотворцев не нашел в городах, да селах, вот и решил с горя в лес податься. И ведь не подвела его народная сметливость.  Услышал его наш Емеля. Подивился воевода самоходным саням Емели, а Емеля перед ним хвалится, что может все, что хочешь учудить! Просит тогда его высокий служивый, чтобы на елке расцвели алые розы посреди зимы! Вот где вновь «срабатывает» ширма, стилизованная под хохломскую роспись. Она тоже вся в ярких цветах. Это внутренний символ всего спектакля – наполненный ясным светом и новогодней радостью. Как увидел такое чудо воевода, так сразу смекнул и стал звать Емелю развеселить царевну. Но Емеля ни в какую не соглашается! Ему же надо матушку обогреть, горячим чаем ее напоить, новую шубку ей вычудить! Какая тут принцесса?

А что во дворце тем временем делается? Царь (1артист Дмитрий Троицкий) и мамка в растерянности руками разводят. Царевна (1артистка Ульяна Синицына) горючими слезами обливается и подушками швыряется. Гуся жареного не желает «кюшать», пироги с повидлом в царя-батюшку и мамку  кидает. Ничего ее не радует, а щечки-то у ней - алые, а коса-то у ней  золотая -  ниже пояса. Да ты царевна в зеркало глянь, в единый миг - плакать перестанешь. Такую красоту, да супер-моделям, горя бы не знали, печали бы не мыкали, а ты в слезы!  Прикатил для ее развлечения заморский профессиональный чародей с обезьянкой, которая то рожи смешные корчит, то конем скачет, то выкрутасы крутит, а царевна все свое: «Не смешно!» Может оно и, правда, не смешно? «Птичку-то жалко!»

Узнает царь о своем подданном Емеле и велит призвать его пред свои ясные очи, в надежде, что развеселит он царевну совершенно задаром, ну разве что за прошлогодний «мешок гороху». Да только Емеля не «лыком шит», не желает он царской забавы ради во дворец белокаменный идти. Снаряжает царь войско.

- Не приведете мне Емелю, - стучит ножкой царь, - всех повешу до единого!

- Ура! – отзывается верное войско и идет с песнями на подвиг.

Да, только что может целое царское войско против одного Емели с заветными словами? Правильно, оно может весело плясать «по щучьему веленью», по Емелиному хотенью.

- Не губи нас, - просят его царские солдаты, - грозится царь-батюшка всех нас до единого повесить, если ты не придешь!

Что тут делать, соглашается Емеля.

- Ура! – кричат бравые воины.

И выезжает наш герой в белокаменный дворец на белокаменной печи. «Не царское это дело пешком ходить!» Дымит печка, как пароход. «Караул! Пожар!» – кричит в голос мамка (1заслуженная артистка России Надежда Мазик) в царских палатах. «Горим! Спасайся, кто может!» - горланит царь-батюшка (1артист Дмитрий Троицкий). Полное «вавилонское» столпотворение! И на глазах царевны высыхают слезы. Еще пуще румянец на ее щеках загорается. Ловко спрыгивает Емеля с печи посередь царского двора и застывает столбом. Не видел он никогда в жизни такой девичьей красы. Как такую неприступную красавицу-несмеяну рассмешить? И придумывает. «По щучьему веленью…» и падает с неба русская гармошка с веселыми наигрышами. Пускается в добрый час в разудалый пляс и царь, и царские слуги, и мамка, и сама царевна Марья. Пляшет царевна от всей души и начинает звонко смеяться. Не хочет царь царевну за простого мужика отдавать, но царское слово держать надо. И потом, «что скажет княгиня Марья Алексеевна» и прочие мировые державы? Садится царевна с Емелей на печку, и едут они на лесную поляну, где на елке расцвели алые розы. А почему именно туда, а не на лазурный берег моря? Они едут чудесным образом на печке туда, где радость в мире засветилась. Зачем им солнечный лазурный берег, когда у них есть теплая самоходная печка?

«Рады, рады, рады светлые берёзы,
Ведь на них от радости вырастают розы.
Рады, рады, рады тёмные осины,
Ведь на них от радости растут апельсины.
 
Рады, рады, рады...
Рады, рады, рады...
Так бегите же за мною на зеленые луга,
Где над синею рекою встала радуга-дуга.»

Где добро, там и радость, где радость, там и чудо, а не наоборот. Завершается  спектакль  свадьбой на весь мир. Кличут Емеля с Марьей на нее и старого и малого, и царя-батюшку, и мамку, и царских слуг, и солдат верных, и друзей своих малых – зверей лесных. Всех зовут приохотиться к своему счастью нежданному и негаданному! «Совет да любовь» И откликается молодым из водных глубин щука роду царского:

- Вижу, Емеля, что нашел ты душу родную, теперь не нужны тебе мои заветные слова. Но напоследок дарю я вам…

Что же такое могла подарить щука Емеле и Марье на свадьбу? Перо жар-птицы? Скатерть-самобранку? Дудочку-самогудочку? А это узнают только те, кто побывает на свадьбе!

Прямолинейная, простая с виду детская сказка, оказалась «волшебным» путеводителем для  главных героев Емели и Марьи к «свадьбе», то есть к полноте  совместного жизненного цветения, символически изображенной хохломской алой росписью на ширме. Каждый из них прошел свой путь от одинокого сидения – и не важно где, на печи или в царском терему -  до общего «солнцестояния» радости. Какие еще нужны «чудеса», когда двое нашли другу друга? Все эти «премудрые вещи» есть в спектакле, только рассказано о них не сложными театральными метафорами и заумными символами-ребусами, а совершенно ясным, доступным для каждого ребенка красочным и веселым языком театра кукол. Мы это умеем. Мы к этому стремимся в каждой нашей постановке для детей и взрослых.

Послесловие к спектаклю

Серьезную проверку на прочность волшебством проходит в спектакле протагонист Емеля. Воля его сосложилась со «щучьей», обладающей невиданной чародейной силой. Легко поддаться на эту уловку, на этот «чудесный-расчудесный»  крючок любому человеку. Но какова, в конце концов, будет плата за это  бездумное использование чудодейной рыбьей силы? Да и рыбьей ли? Останется ли Емеля таким же трудолюбивым, искренним, заботливым пареньком или превратится в волшебника с холодным расчетливым сердцем? Отрицательных примеров в мировых сказках предостаточно. Испытание огромное и неизвестно, чем бы закончилось оно для Емели, если бы не влюбился всей силой своего простодушного сердца в вечно плачущую царевну Марью. Почему лицо ее румяное не просыхало от слез? Почему она не смеялась, когда колесом вокруг нее ходила заморская обезьянка и восточный чародей из сил чародейных выбивался? А приехал какой-то дурачок на печке, заиграла гармошка сама по себе, и она заулыбалась и в пляс пошла. Отчего же  рассмеялась царевна?

Она сидела у окошка. Обыкновенная земная жизнь раскинулась перед ней  до самого горизонта! И вдруг, словно молния сверкнула!  Ангел крылом блеснул! Она увидела праведного человека и рассмеялась. Всей душой развеселилась!  Разве может, злой грешник на печке ездить? Сколько же много поводов для грусти на свете! Хоть грусти с утра до вечера и с вечера до утра! Грустить и плакать можно бесконечно. Каждый, если посмотрит на жизнь из терема, может стать как царевна-Несмеяна! Царевна Марья была несмеяной  оттого, что видела, сколько же в мире не просто печального, но жестокого и тяжелого для души: болезни, войны, убийства, предательства, драки, ссоры. Как можно веселиться, когда в Африке дети голодают? Как я, живя в тепле и сытости, буду смеяться над обезьяной в колпаке, над медведем в кедах, если вон там, за углом лежит несчастный нищий человек? Почему же она тогда рассмеялась, когда увидела праведника? Она прозрела, что в мире есть не только злость, подлость и жестокость, но и что-то святое, что в мире есть добро, что добро побеждает зло; она увидела, что на землю порой спускается Небо! Пусть и вместе  с «гармошкой».  Царевне  открылось, что не вся земля черной краской покрашена, что сияет Радуга над ней! Сказать совсем просто: в мире есть добро и оно непобедимо, поэтому можно не только плакать, но и смеяться.

Рады, рады, рады...
Рады, рады, рады...
Так бегите же за мною на зеленые луга,
Где над синею рекою встала радуга-дуга…


<< к списку новостей




(c) Кировское областное государственное автономное учреждение культуры «Кировский театр кукол имени А.Н. Афанасьева»
610000, г. Киров, ул. Спасская, 22, телефон (8332) 411-499, телефон кассы (8332) 220-499