Меняем жизнь к лучшему. Четвертый день фестиваля.


Четвертый день фестиваля «Новый театр для детей» ознаменовался показом четырех театральных работ: спектаклем «Малыш и К» по сказкам Астрид Линдгрен о Малыше и Карлсоне, театр ОКОЛО дома Станиславского,  Москва и тремя разнотипными представлениями в жанре сторителлинга «Мастерской  сторителлинга», Центр им. Вс. Мейерхольда. Пожалуй, начнем наш фестивальный дневник именно с них. Жанр сторителлинга или театрального сказительства (1чаще сольного) с элементами пантомимы и стендапа, хоть и имеет старинные народные корни, но, собственно, как профессиональный театральный жанр сложился сравнительно недавно. Кировскому маленькому зрителю (1большому в том числе!) он и вовсе был неизвестен до сегодняшнего дня 18 декабря 2013 года. Так что давайте знакомиться!

Даша и людоед

Первые несколько историй-страшилок по книжке  Валерия Роньшина «Даша и людоед»  в малом зале рассказала кировским детишкам Мария Маркова. Подробности тут:  http://kirovkukla.ru/show72

На освещенную сцену в легком платье с розами вышла чернобровая красавица и сразу завоевала внимание маленьких зрителей, сказав:

- Ребята я расскажу вам три страшных истории. Вы не против?

- Нет! – дружно ответили дети. Еще бы они были против! Да они спят и видят, чтобы кто-нибудь им рассказал настоящую страшную историю.

И тогда без всякого промедления Мария Маркова начала сказывать: «Жил на свете маленький мальчик. Звали его Данилушка. И была у него очень строгая мама. О чём её Данилушка не попросит, она всегда говорит: "Нельзя". И то нельзя Данилушке, и сё нельзя Данилушке. Короче говоря, ничего ему нельзя. Но пуще всего запрещала ему мать ходить в правую сторону от дома. В густой таинственный лес. И вот однажды Данилушкаподумал: "И чего это мама мне всё запрещает? Вот возьму, да и схожу в лес". Взял, да и пошёл...

Идёт он по лесу, идёт и вдруг видит: впереди, за деревьями, озеро блестит на солнце. Подошёл Данилушка поближе. Вода в озере чистая-чистая, как слеза. Каждый камешек на дне виден. Сел Данилушка на прибрежный песок. Отдыхает. И чудиться ему, словно словно бы зовет его кто-то:

-Дани-и-илушка-а-а...Дани-и-илушка-а-а...

Вскочил Данилушка на ноги, всмотрелся в воду и увидел красивую-прекрасивуюженщину, лежащую на дне.

-Кто вы? - испуганно шепчет Данилушка. - И откуда знаете моё имя?

-Как же мне не знать, Данилушка, - отвечает утопленница печальным голосом, - если я мать твоя родная.

-Врёте вы всё, - топнул Данилушка ножкой. - Никакая вы мне не мать. Моя мама сейчас дома сидит.

Вздохнула женщина тяжело. Пошли по воде волны. И слышит Данилушка такие слова:

-Не мать она тебе вовсе. А злая ведьма. Погубила она меня обманным путем. А у тебя, мой родной сыночек, каждый вечер кровь из шейки сосёт.

-Как это - кровь сосёт? - спросил Данилушка, холодея.

-Не могу я больше говорить, - замогильным голосом отвечает женщина. - Тяжко мне...тяжко...

Повернулся Данилушка и со всех ног брочился бежать. Прибежал домой, юркнул под одеяло, накрылся с головой, зажмурил глаза, а в ушах звучит голос утопленницы:

-Тяжко мне...Тяжко...

Тут дверь отворилась, и в комнату вошла мать».

Интересно? Завлекательно? А это только голый литературный текст. А как его тонко, образно, без сюсюканья и желания нарочито запугать маленького зрителя  «страшным» голосом озвучивает, представляет актриса Мария Маркова. Стоит она совершенно одна в цветастом платьице на фоне черного театрально задника и рассказывает историю так мощно и ярко, что кажется всей душой обняла она зрительный зал, всех и каждого накрыла живым художественным словом «с головой». Это сколько же творческих и душевных сил должен потратить человек, чтобы рассказывая десятиминутную историю,  удерживать внимание зрителя совершенно? Это только одному артисту-сказителю известно! Марии Марковой по ходу повествования пришлось перевоплощаться на сцене мгновенно множество раз, ведь звучащее слово не остановить; колотить в воображаемые двери, звонить по телефону, отсекать турецкой саблей черные ручища нечисти, говорить из-под тяжкого камня, изображать, то ведьму, то милиционера, то маленького мальчика Данилушку, то несчастное чудище из зазеркалья, которое воровало детей, а то и людоеда в третьем поколении Петра Ильича! Уф… И, конечно, если бы не дети ей бы ни за что с такой «многостаночной» задачкой не справится. А дети помогли, да еще как! Мальчики и девочки, приглашаемые артисткой, один за другим легко поднимались на сцену и принимали посильное участие в удивительных историях. К слову сказать, свет в зале не выключали и гробовым саундтреком умышленно никого не ужасали.

Почему-то особенно отозвалась в душе история о девочке Даше и людоеде Петре Ильиче, может быть, потому что в конце концов, он перестал кушать маленьких детей и стал просто приличным композитором, как его великий тезка композитор Чайковский. Вот как произошло это чудесное превращение необразованного детиеда в музыкальнейшего и добрейшего человека: «

— Полезай, — приказывает Даше людоед, — в кастрюлю и варись ровно сорок минут. Да смотри не забывай себя регулярно помешивать и подсаливать.

А сам сел на лавку и стал огромным напильником зубы себе точить. Тут только Даша ясно поняла, что она одной ногой в могиле стоит и если сию же секунду чего-нибудь не придумает, то и другой ногой  в могилу встанет. А надо сказать, что девочка она была хоть й непослушная, но умная.

— Петр Ильич, — говорит Даша вкрадчиво, — а вы знаете, что вас зовут точно так же, как великого композитора Чайковского?

Людоед, конечно, этого не знал и поэтому очень сильно удивился.

—    Врешь, поди, — отвечает недоверчиво. — Чтоб людоеда звали так же, как и великого композитора. Да ни в жизнь не поверю!

—    А вот и не вру, — говорит Даша. — Хотите, я вам его балет "Лебединое озеро" станцую?

И, не дожидаясь людоединого согласия, станцевала весь балет от начала до конца.

Мало того, еще и всю музыку из балета просвистела.

Людоеду все это о-о-очень понравилось, в особенности, когда Даша на одной ноге тридцать два раза крутилась, изображая умирающего лебедя.

—    Здорово! — закричал он с жаром. — Все! Точка!! Решено!!! Я тоже буду композитором!

А хитрая Даша ему в ответ:

—    Чтобы стать хорошим композитором, надо есть только одни одуванчики.

Ну, людоед, конечно, без лишних слов бросился варить щи из одуванчиков... Похлебали они эти щи, поболтали о том о сем, наконец, Даша и говорит:

— Ну ладно, Петя, пора мне, пожалуй, домой двигать, а то мать, наверное, с ума там сходит. А ты давай ешь побольше одуванчиков и попробуй написать оперу.

... Пришла Даша домой, а мать действительно с ума сходит; почти уже сошла…  А на следующий год опять Петр Ильич заявился, в белом фраке и в черных лакированных ботинках... Та-а-кой важный, И не подумаешь, что когда-то простым людоедом был.

—    Здравствуйте, дамы, — степенно этак здоровается. — Хочу пригласить вас в театр на премьеру своей оперы "Я никого не ем".

И протягивает оторопевшим матери и Даше два пригласительных билета...

Вот так-то!!!»

Замечательная история! Вот какая огромная сила заключается в искусстве - настоящий людоед, сам стало быть, по собственной воле, превратился в человека-культуры, в композитора!  Какие еще нужны доказательства, что искусство способно преобразить человека самым кардинальным образом? Ведь кто такой «людоед» - это символ человека, который может  другого «съесть с потрохами», то есть использовать его целиком и полностью в своих себялюбивых целях, совершенно не считаясь, что тот тоже личность и у него есть свои жизненные устремления. Для «людоеда» другой человек «ноль без палочки», пусто место, способ удовлетворить свои  социальные «аппетиты». Перестать быть «людоедом» очень непросто, нужно увидеть, узнать в другом человеке не «кусок для пережёвывания и потребления», а именно Другого Человека, который не только «небо коптит», но и несет в себе нечто такое, что «переварить» невозможно, ибо каждый человек есть тайна, «загадка Бога».  И искусство в деле узнавания Другого есть большое подспорье!

Раскрывая этот эпизод с преображением людоеда Петра Ильича, артистка Мария Маркова попросила детей, помочь ей сыграть какую-нибудь «оперу». Что ту началось! Кто надувал щеки, кто пыхтел, кто гугукал, кто хлопал в ладоши, кто колотил по спинке кресла – полная какофония! Непросто, оказалось, создать оперу с бухты барахты, а вот бывшему людоеду это удалось, значит, подошел человек к новому делу серьезно и основательно. Этот опыт стоило запомнить покрепче! И мы думаем, что наши маленькие зрители так и поступили «под чутким руководством» мастера сторителлинга Марии Марковой.

В этот же день московские артисты Александр Стефанцов и Илья Барабанов тоже из «Мастерской  сторителлинга», Центр им. Вс. Мейерхольда показали еще два представления.  Одно по повести Н. Гоголя из школьной программы «Страшная месть» (1подробности тут: http://kirovkukla.ru/show73) , а другое по русско-народной сказке «Царевна Лягушка», которую они рассказали «уморительно» и поэтично. Дети и взрослые были в восторге от этих вдоль и попрек известных сказочных историй! Что же их так восхитило? Сами рассказчики. Они раскрывали перед зрителями эпизод за эпизодом с такой непосредственной радостью, словно сами услышали эти истории полчаса назад и решили пересказать их еще «тепленькими» прямо сейчас. Считается, что современные дети не умеют внимательно слушать. Считается. А может быть, мы взрослые, и не пробовали «сказительно» им что-нибудь рассказать? Может быть, это не дети не хотят слушать, а мы не умеет рассказывать, ибо детское желание слушать начинается со взрослого умения увлекательно рассказать.  Артисты московской «Мастерской сторителлинга» нам это очевидно и убедительно показали. Дети их слушали с замиранием сердца, всей душой и готовы были слушать еще и еще. А детей не проведешь театральной показухой, если им скучно, то они стесняться не будут.  Так что будем учиться…

Малыш и К. Подробности тут: http://kirovkukla.ru/show78

Спектакль «Малыш и К» проходил на большой сцене нашего театра. Наконец-то глаз обрадовался «пиру» декораций, простору предполагаемого действия. Театральный задник был максимально отодвинут в глубину сцены, впрочем, и в ширь декорации расположились значительно. Высокие каменные стены с двух сторон, огромный старинный шкаф, холодильник, целых две газовых плиты (1видимо намек, что Карлсон большой любитель уплетать «ватрушки»), здоровенные потолочные балки, и даже телевизионная панель, постоянно транслирующая падающий снег, все это изобилие настраивало на то, что  каждое «чеховское ружье» на сцене когда-нибудь непременно выстрелит! Зрителям  мало не покажется от кутерьмы действующих лиц и поворотов сюжета. Так оно и оказалось. Художник спектакля Надежда Бохвалова заслужила самые искренние аплодисменты. Спектакль еще не начался, а атмосфера на сцене уже создала радостное «предвкусие» у зрителей. 

Но вот начался и сам спектакль. На сцену вышла «в меру упитанная» молодая женщина с копной всклокоченных волос. Кто же это? Оказалось, что Малыш (1артистка Ольга Бешуля). Обаятельный такой, теплый человечек, вообще-то больше всего похожий на Карлсона. Малышу ужасно скучно. Он бесцельно ходит по огромной комнате, втыкает ножик в пол, «чтобы такого сделать плохого» ясно прочитывается на его румяном личике. И это «плохое» не заставило себя ждать. Раздался страшный шум от вертолетных лопастей и в открытое окно влетел молодой мужчина в черном пальто с темно-красной подкладкой, в черной шляпе, в галстуке, в  красных носках и черных ботинках, весь, как говорится, «при делах». Это был наш герой – Карлсон (1артист Алексей Сидоров), который живет на крыше, до боли смахивающий на агента-шпиона 007. Так и будем его называть Карлсон 007, который «крышует» местные крыши. Не давая опомниться Малышу, он говорит: «Кто я такой? Ты можешь просто звать меня агентом 007. И все! Этого знать тебе достаточно. Впрочем, Малыш, ты должен еще запомнить, что я самый красивый, умный мужчина в самом расцвете сил! Что у тебя в пакете? Персик? Мы разделим все по честному: тебе – пакет, мне  так и быть – персик. Знаешь, как можно долго и интересно играть с пакетом? Тебе ужасно повезло!»

Ошеломленный такой тирадой Малыш не знает, что ответить, а его гость продолжает: «Я вижу, ты хочешь половину моего персика? В своей жизни я еще не встречал такого прожорливого мальчишку!»

«Ничтоже сумняшеся» Карлсон 007 съедает персик без остатка и отдает Малышу косточку: «Вот, возьми! Отдаю, заметь, тебе самое лучшее! Ты посадишь косточку и у тебя - вырастет целое персиковое дерево. Я добрый и помогу!»

Карлсон 007 вырывает с корнем из большого горшка цветочный куст и выбрасывает его в окно. Бац - раздается громкий звук! Пятилетний зритель тут же говорит соседу: «Не бойся! Это был спецэффект!»

И тут начинается приключение длинною в жизнь! Судьба малыша навсегда изменилась с этого момента. Карлсон 007 не перестает удивлять своего юного друга: он швыряет пакет с водой в окно, забирается в шкаф, поет песни, танцует, шутит и сам смеется от своих «удачных» шуток, у которых, похоже, уже выросла борода размером с байковое одеяло. Мало того, «летающий агент» прогоняет опасных воров Филли (1артист Александр Орлов) и Рулли (1артист Алексей Шендрик), представ перед ними в виде привидения с горящими глазами, сыплет остротами и строит глазки   Фрекен Бок (1артистка Элен Касьяник) почему-то представленной режиссером в образе маленькой, худенькой, чрезвычайно нервического склада девушкой, с тугим бочонком волос на затылке и высоким, остреньким голоском. Разве будет такая печь «ватрушки» и  глотать их тарелками? Сидит, поди, эта Фрекен Бок на капустных и сельдерейных салатах и запивает их не «кофием» со сливками, а ледяной минералкой! И Малыша (1может, конечно, с его комплекцией это и полезно) пичкает этой «овечьей» зеленью.

Естественно, Карлсону 007, не сидится на месте, и он, то улетает, то прилетает, неизменно укоряя Малыша в каких-нибудь пустяковинах, навроде «съеденной тефтельки». Что ему «тефтелька»? – как сказал бы Гамлет. Но каждый раз, когда Карлсон с завидной постоянностью покидает Малыша, у того разрывается сердце. «Он никогда не вернется!» А почему, Малыш? Да потому что ты обыкновенно-примерный  и с тобой скучно. Всего-то делов. За что же Малыш так прикипел к своему новому другу? Карлсон 007 разрушает привычный плоский порядок жизни, привносит в него неожиданность и неразбериху; он показывает Малышу, что все вещи на самом деле не такие, какими кажутся. Каждая вещь скрывает свою тайну, узнать которую ужасно любопытно. Да, что вещи! Весь мир  становится совершенно другим, раз в нем есть такой вот «летающий бочонок», как ласково называют Карлсона в местной прессе. Он к тому же еще и знаменит! За его поимку обещают 10 000 крон. Давайте посчитаем, сколько это будет в рублях? Получается не густо, за «бочонок» с пропеллером дают 50 000 рублей.

Совершенно справедливо дядюшка Юлиус (1артист Владимир Храбров), приехавший погостить к Малышу из деревни, когда, увидев «летающих гномов» (1это были Малыш и Карлсон) над крышами домов, решает, что раз он их видит, то значит, в мире возможны все мистические,"подпольные" артефакты: и ведьмы, и черти, и лешие, и домовые, и чёрти еще что! Так  всего один  летающий человечек может изменить парадигму мировосприятия. И это правильно! Карлсону не откажешь в остроумии, например, когда один из героев спектакля унижительно называет его «летающий предметом», то он отвечает полным согласием, но уточняет, что он «самый лучший в мире предмет!».

Карлсон 007 это, разумеется, не любимый всеми образ Карлсона, созданный гением Астрид Линдгрен. Собственно, от привычного, традиционного Карлсона остался только…пропеллер. Карлсон 007 – это уже не квинтэссенция мальчишеских мечтаний и фантазий. Это, так называемый, пожизненный кидалт – инфантильный, в меру остроумный, никогда не могущий повзрослеть  ребенок. От Питера Пена он отличается тем, что пребывание в детстве для него не способ сохранить детскую сердечность, искренность и прозрачную радость, а всего лишь возможность жить в свое полное удовольствие, не считаясь ни с кем и никогда, в том числе и с Малышом. По-настоящему ему не нужны ни друзья, ни Малыш. Не верится? Об этом проговаривается в авторской аннотации режиссер спектакля: «Карлсон не одинок, потому что ему светло и весело с самим собой». Ну, да «тихо сам с собой я веду беседу». Такое состояние человека в душеведении называется – «скорбным бесчувствием». Думаем, что режиссер не хотел получить такой результат, когда переиначивал общелюбимый, сияющий детской радостью, образ толстяка с моторчиком. Но он у него получился, ибо, как известно, «Лев Толстой – зеркало русской революции». 

В предфинальном  эпизоде спектакля звучит невеселая, взрослая песня. «Карлсон улетел! Он не вернется!» Мир вернулся для малыша к серым будням. И вдруг «вечный репортаж» о падающем снеге прерывается экстренным сообщением, что в редакцию местной газеты пришел мужчина в самом расцвете сил и сообщил точные координаты, где скрывается разыскиваемый «летающий бочонок»; за что получил 50 000 рублей наличными. «А сейчас в Кирове снег!" – радостно сообщает диктор, и правда, на экране вновь начинается репортаж о снегопаде. Карлсон 007 возвращается к Малышу и как-то неприятно хвастается. « Я богат! - говорит он. - Я знаменит. Я умен! Я красив! Я в самом расцвете сил! Я самый лучший мужчина в мире». Такое мы уже слышали в другой детской книжке – «Я Гудвин, великий и ужасный! Зачем вы беспокоите меня!» Элли и ее друзья посмотрели вокруг - никого вокруг не было видно. «Где вы?» - дрожащим голосом спросила Элли. «Я - везде! - торжественно отвечал голос. - Я могу принимать любой образ и становлюсь невидимым, когда захочу. Подойдите к трону, я буду говорить с вами!»  Малышу, еще не скоро предстоит узнать всю невеселую правду о своем новом «друге». А пока он безбоязненно шагает вместе с Карлсоном 007 в открытое окно…Мама и папа, ау-у-у! А чему же научаться маленькие зрители? Выбирать настоящих друзей и ценить только настоящую друбу.


<< к списку новостей




(c) Кировское областное государственное автономное учреждение культуры «Кировский театр кукол имени А.Н. Афанасьева»
610000, г. Киров, ул. Спасская, 22, телефон (8332) 411-499, телефон кассы (8332) 220-499