Дневник фестиваля. Завершение: 25 сентября


Начнем обзор заключительных показов с русскоязычного театр кукол. Уже прошло торжественное закрытие фестиваля, поэтому скрывать нечего спектакль «Крошечка-Хаврошечка» получил наибольшее количество призов. Целых три! Тут обзор можно и закончить потому, что такой живой и теплый спектакль, «душегрейка», нужно просто смотреть, слышать, прикладывать его образы, как подорожник к сердцу, ко всем больным местам. Не сомневайтесь – вылечит! Но сказать все-таки надо, чтобы запомнить самые «сливки» из спектакля и потом в холодные зимние вечера на Вятке согревать, питать ими заснеженную душу.

Крошечка-Хаврошечка, Кемеровский театр кукол имени А. Гайдара

Между двух зеленых деревьев, словно сделанных в стиле нашей дымки, только нераскрашенных золотом, возвышается молчаливая голубая Корова. Как потом и оказалось это был намек на голубую глину, на Мать-Сыру Землю.

Корова занимает почти половину сцены. Это тоже понятно – земля она большая, она везде. Поначалу смутило (1лично меня), что Корова – плоская! Но потом прояснилось – это для нас земля круглая и толстая (1объемная), а для древнего человека, для тех, кто слушал эту сказку впервые в древнерусские времена, земля была плоской, как масляный блин. Земля -  глобус для современного человека место обыденное, исхоженное вдоль и поперек, ничего таинственного, везде GPS. Но на круглой земле, на шаре (1вспомните Пикассо «Девочка на шаре») стоять уверенно сложно, нужно балансировать, чтобы не свалиться. А вот на «плоской» земле, увязая ногами в сладкой голубой глине держаться прямо, не качаясь можно запросто. Вот и спектакль своей стилистикой зовет человека – стоять на ровном месте! Спасибо художнику Ирине Чуриловой за такой подарок!

В целом коровий стиль несколько выбивается из общего ряда (1может быть и нарочито это было сделано), но смысл важнее. Бывает так, что ради главного нужно чем-то жертвовать; жертвовать, чтобы это главное выявить и закрепить.  Собственно, Корова и есть – жертва. Она жертвует собой ради счастья Хаврошечки. Жертвует просто, без рефлексий, как земля-мать - питая нас своим телом, своей кровью - голубой глиной. С самых первых дней жизни Корова заботится о Хаврошечке, согревает ее своим дыханием, поет кроткие песни.

На сцене эта мысль решена очень трогательно: на зеленом роге деревца - колыбелька, в ней спит младенец Хаврошечка, маленькая куколка, артистка в домотканом русском наряде в шапочке белой с коровьими рожками, олицетворяя Корову, раскачивает колыбельку в сумраке, поет колыбельную песню, баюкает, мумукает; чувствует Коровка – трудная судьба предстоит сиротке на земле. Но она поможет, она всему научит, главное только, чтобы выросла девочка отзывчивой и доброй. С этой сцены и начинается спектакль.

Нельзя не отметить и кроткую хореографию спектакля. Этим мы обязаны Татьяне Григорьянцу, сумевшей в немногочисленных танцах передать и выявить ласковое обаяние женской души; показать на сцене в хороводе четырех девушек с ведрами, наполненными молоком, силу и молодость, задор и душевную целомудренность. 

Все четыре отрицательных персонажа в красных костюмах: Мачеха, Одноглазка, Двуглазка, Трехглазка – великолепны! Их единодушный злобный ансамбль вызывает у зрителей искренне восхищение! В русско-народной сказке был еще и муж старухин, который чуток защищал сиротку и не хотел резать корову, но тут он оказался для творческой задачи ненадобен. Всю силу любви режиссер Елена Евстропова перенесла на Корову. И это верно – Мать – Сыра-Земля – одна, никакого отца или старика в осмысленной мифологеме быть не может.

И, между прочим, стоит еще отметить, что по ходу спектакля все четыре актрисы играют поочередно Мачеху, даже та артистка, что играет Корову. Задача сложная, но для зрителей из-за такой смены актеров, образ Мачехи не разрушается, они ничего не замечают, не потому что характер Мачехи– однобокий и простой. Причина в другом – в слаженной работе всего коллектива, в умении прочувствовать общую задачу и «сердце» каждого персонажа.

Злоба душит неправедное семейство, приютившее Хаврошечку, пакости ей сообща творит, насмехается, завидует, черной работой неподъемной томит. Зритель искренне сочувствует девочке, попавшей в беду, но с восторгом, с удивленной радостью смотрит как талантливо артисты воплощают образы самодовольных злодеек на сцене.

Отчасти они получились в спектакле, даже ярче, самобытней, чем несколько пассивный облик самой Хаврошечки. Может быть это и верно: пассивность, незаметность ее оправданы. Она страдает, горюет, но активно свое положение в деревенском социуме не меняет, только благодаря толчку изве ее судьба приобретает иное направление. Но не будем обманываться, внешняя пассивность Хаврошечки - только внешняя, внутри она полна любви и добра, которые и приводят ее, в конце концов, к сказочно-прекрасному изводу из горькой юдоли. 

Прекрасна сцена засыпания Хаврошечки подле Коровы. Она спит, тревожно вздыхает во сне, видно, и во сне душа девочки помнит какую невыполнимую задачу задала ей Мачеха; Корова убаюкивает девочку – и вдруг рога Коровы превращаются в голубые руки самой Матери Сырой-Земли, и просто матери девочки тоже; руки обнимают спящую бедняжку, гладят ее по головке, приносят покой и легкость. Очень убедительно и очаровательно!

Но это еще не все коровьи сюрпризы! Во втором сонном эпизоде с Хаврошечкой, в животе у Коровы отворяется круг, открывается темное космическое пространство. Сквозь эту круглую дыру зрители видят звезды, звучит тихая музыка – звездно дышит утроба Матери-Земли! И зрители созерцают и понимают: не только Земля для них Мать, но и Космос наполнен для человека материнским началом, новой неизведанностью событий и встреч. Он колыбель, чрево прошлой и будущей жизни для каждого из смертных и рожденных.

Увы, недолго длилось это утешенье – последняя из дочек Трехглазка разоблачает Корову и Хаврошечку. Старуха сразу хочет зарезать скотину. В оригинальной сказке этот эпизод выглядит так:

«Все, что видела, Трехглазка матери рассказала; старуха обрадовалась, на другой же день пришла к мужу:

- Режь рябую корову! Старик так, сяк:

- Что ты, жена, в уме ли? Корова молодая, хорошая!

- Режь, да и только!

Наточил ножик...

Побежала Хаврошечка к коровушке:

- Коровушка-матушка! Тебя хотят резать.

- Ты, красная девица, не ешь моего мяса; косточки мои собери, в платочек завяжи, в саду их рассади и никогда меня не забывай, каждое утро водою их поливай».

В спектакле старика нет. Жизнь человека на земле трагична, не только человека, но и любого живого существа, в том числе и Коровы, никакой «старик» не защитит от внезапных болезней, наводнений, землетрясений, камней с неба, потери близких и собственной смерти.  Примириться с этим можно, жить с этим – необходимо, но кричать гневные слова и бросать камни обратно в небо, в созвездия – глупо и бесславно.

Хаврошечка это понимает и не устраивает истерик. Но Коровий Завет исполняет в точности, она не принимает участие в поедании Матери-Земли, она не людоедка, ибо Земля – это мы. «Не вари козленка в молоке матери его» это космический природный закон, нарушающие его - вне круга жизни.  Да уж! Но к таким вот серьезным размышлениям зрителей в духе С. Франка и его книги «Непостижимое» зовет нас этот чудесный и первородно-космический спектакль Кемеровского коллектива.

Стоит заметить еще: Трехглазка осталась без свадебного платья. Ха-ха!  Так злоба делает человека тупым и недальновидным. Старуха повелела зарезать «курицу, несущую золотые яйца», Корову, которая могла бы бесконечно обогащать всю ее семейку «Адамс» и совершенно бесплатно. Ирреальность человеческого зла очевидна; конечно, маленький зритель таких слов пока еще не знает, но зато – прекрасно все чувствует!

Повторим: Корова жертвует собой ради счастья   Хаврошечки. А что сделала для Коровы сама девочка? Ничего! Ничем особенным она Корову не облагодетельствовала. Корова отдала себя всю ради сиротки просто так –жертвенно. Как и Мать Сыра-Земля. Корова знала, ведала, что душа у девочки чистая и добрая, любящая и тоже жертвенная, но «такие-то и наследуют землю», такие-то и наследуют счастье!

Из коровьих косточек вырастает яблоня, на ветках наливаются красные яблочки. Сказка: из мертвых костей и вдруг яблоки, но и тут большой и таинственный смысл. Любовь не знает преград природы, генетика ей не указ. Любовь нарушает пределы естества, выходит в открытый Космос, преображает мир и творит свою счастливую историю на земле, не для всех, но творит. Поэтому совершенно логично появление пузатенького жениха с рыжей бородой на коне, царевича Елисея, который, хрустя наливным яблочком, увозит Хаврошечку в Царство Света. И ни на кого не злится, впрочем, как и его юная невеста. 

И вновь тРОГАтельная песня и чудесный танец девушек с ведерками, полными молока – символом счастья и, вероятно, будущего материнства. Спектакль у Кемеровских артистов получился теплый и светлый, как парное молоко! Люди добрые, дайте испить из ведерка!

Создатели спектакля

Режиссер – Елена Евстропова

Художник – Ирина Чурилова (1г. Санкт-Петербург)

Композитор – Глеб Успенский

Пластика – Татьяна Григорьянц

Актеры

Хаврошечка - Синюкова Назиля

Корова, Мачеха – Подгорная Юлия

Одноглазка, Мачеха – заслуженная артистка РФ Яцук Ольга

Двуглазка, Мачеха – Паммелл Ольга

Трехглазка, Мачеха – Салтымакова Ирина

Костюм Арлекино, Театр «II Sipario Strappato» (1Разорванный занавес»)

Спектакль у артистов из славного городка Аренцано, что расположен на лазурном берегу западной Ривьеры, получился ровно такой какой и ждали в Кирове: веселый и простонародный. Мы не случайно отметили географические особенности места, где давно обосновался театр «Разорванный занавес», ибо с первой же сцены зрители окунулись в облако вечнозеленого праздника искусства.

Спектакль шел на итальянском языке в течение полутора часов. Это был сумасшедших каскад событий, неподражаемых диалогов (1да, да на языке Данте и Петрарки) и пластичных номеров, но зрители не смотрели на сцену с непониманием, ведь каждому желающему были розданы тексты либретто.

Впрочем, и без либретто, все действия на сцене для внимательного и вдумчивого зрителя были ясны и прозрачны благодаря удивительной фактуре жестов и движений, акцентной смысловой мимики, например, разве не очевидно: если главный герой Арлекино минут десять вытаскивает из старого сундука одну обновку за другой, советуясь с симпатичной мамашей, то это значит, он куда-то собрался?

И разве не понятно: когда юноша Арлекино, впервые встречая девушку Коломбину, закатывает глаза и готов рухнуть на сцену, то это означает, что он влюбился по самые уши? И разве не ясно, что после того как он влюбился со всей силой пылкой и юной души, Арлекино захотел пригласить девушку на бал-маскарад? Конечно, все было читаемо, как на картинке в детской книжке!

Честь нашим большим зрителям, маленьким было, конечно, посложней, но и они справились на пятерку! Каждый унес с собой после спектакля частичку счастливой и простодушной Италии.

Песни, танцы, многообразная символическая работа, пусть и с немногочисленным реквизитом, видео в стиле картин начала 20 века, фейерверк сценических художественных находок – никого не оставили равнодушными к тому, что происходило на сцене. На фотографиях спектакля это прекрасно видно!

Но, кроме праздника красок и шуток, порой несколько смелых для кировского зрителя, были в спектакле и драматичные моменты, обыгранные опять же итальянскими артистами с неповторимым обаянием и художественной выразительностью жестов. Италия - форева!  О чем же речь?

Волшебник Пукис, не ведающий ни добра, ни зла, ибо в спектакле он творит, что попало, околдовывает Коломбину, и она мало того, что становится равнодушной к Арлекино, так еще и требует от бедняги, чтобы он, ежели хочет видеть ее на празднике-маскараде, добыл меч короля Артура, лампу Аладдина и сапоги-скороходы. Зачем это ей, девушка, естественно не задумывается, цель - отшить противного приставалу. Арлекино стоит пораженным громом. Коломбина хохочет. Пукис медленно, неестественно, видимо, парализованный своим коварством, удаляется со сцены.

К слову сказать, это странноватый волшебник единственная ростовая кукла на сцене в белом костюме с помятым лицом старого хоббита. Самое запоминающееся в облике волшебника – огромные острые уши и выпученные глаза. Дети его лицо точно не забудут!

Делать нечего: Арлекино просит Пиноккио во имя дружбы помочь найти ему три волшебных вещи.  Пиноккио соглашается. Это показано было так: артист долго и резко поднимает и опускает руки к небу, делая страшные глаза и быстро качая головой. Получилось забавно! Деревянный друг надеется, что помогая Арлекино он станет из плоти и крови - и у него, возможно, появится настоящий язык, с помощью которого можно будет дразнить всех вредных девчонок, а также лизать вкусное фруктовое мороженое. «За это можно жизнь отдать!»

Друзья отправляются на поиски (1вот тут-то и появляются три видеовставки) и - как в кино – быстро и без особых хлопот находят все волшебные предметы. Опля! Колесом ходит по сцене Пиноккио. Опля! Прыгает от счастья Арлекино! Минут десять, не меньше. Но вернувшись, случается ужасное – Пукис с томительным хохотом превращает чудотворящие вещицы в самые обыкновенные. Это смелый ход для сказки, обычно бывает все наоборот.

Друзья рыдают, бегают друг за другом по сцене, взывая к небесам: «О, Mamma Mia!» В устах деревянного человечка это звучит очень трогательно и назидательно. Железный меч короля Артура еще может сгодиться, чтобы прекратить страдания несчастных, но Пукис, нетвердо ступая по кировской сцене, подходит к Арлекино и Пиноккио и говорит: «Друзья, я просто… пошутил, простите». Понятно, это было последнее испытание, которые должны пройти герои комедии масок. Оно касается сердца, умению прощать незаслуженные обиды и стойко преодолевать сокрушительные удары судьбы.

Друзья с честью проходят последний урок волшебника, и он дарит подарок Арлекино – расколдовывает Коломбину! Все опять расчудесно, девушка от счастья носится разноцветными кругами по сцене, красиво раскидывает реквизит, грациозно выгибает загорелую спину. Но, как пойти на бал-маскарад с такой разодетой прелестницей, если ты сам одет в белую неспортивную майку и белые короткие штаны?

Может быть, другая девушка и растерялась, но не то – итальянская! Коломбина советует Арлекино моргнуть! И вот – чудо: Арлекино окутывает белый дымок, и он является зрителям в своем традиционном для итальянского театра праздничном костюме. Что это было? Сила любви, преображающая внешнее пространство в соответствии с красотой внутреннего мира. Арлекино, хоть и бегал весь спектакль в изношенной майке, зритель знал, что сердце у этого юноши золотое и чистое, что благородные помыслы и чувства скрывались за ненарядным фасадом его простых одеяний. Как всегда - любовь творит чудеса! А зачем она еще?

Все герои спектакля опять танцуют и поют, красиво говорят по-итальянски, кидают в зал воздушные поцелуи! В печали остается только Пиноккио – никаких таинственных превращений с ним не произошло, от него по-прежнему пахнет сосной и солнцем, а на ощупь он, как хорошо прогретое и отполированное дерево. К нему с песней и танцем приближается друг Арлекино, между ними происходит горячий диалог.

За Пиноккио страшновато, кажется, он сейчас задымится от напряжения, но все завершается отлично – аргументы Арлекино сработали, Пиноккио понимает до самой сердцевины, что самое главное в жизни, чтобы у тебя был друг!  Ну, а то, что ты сам деревянный, это сущие пустяки по сравнению с чудом настоящей дружбы! И потом – великое дело самопожертвование ради счастья другого. Не стоит об этом забывать. Для нас северных, людей, не привыкших показывать теплоту и глубину своих чувств, даже самым близким – это прекрасный пример неподдельного итальянского оптимизма. Belissimo!

В спектакле есть еще злобный директор Панталоне, но он так мало влияет на общий ход событий, что зрители его практически не замечают, тем более, что представлен он в образе лохматой красной швабры с глазами, висящей сверху на черной ширме. Дети бы сказали – это прикольно.

Чтобы не показаться голословным, дескать, не может быть, чтобы существо из дерева могло быть таким благородным, щедрым и отзывчивым, размещаем фотографию, где в финальной сцене Пиноккио скачет на сундуке и поет от счастья. В том числе и за нас, благодарных кировских зрителей!

Создатели спектакля

Режиссер: Лаззаро Кальканьо

Художники::  МауроGavazzi, Агнес Valle, GaiaСаласар

Композиторы: Ф. Коломбо, Л. Кальканьо

Актеры

Fiorella Коломбо, Сара Damonte, Walter Маринелло, EmmanuelVito, Паоло Portesine, Мария Серминара

Андрей Антонов


<< к списку новостей




(c) Кировское областное государственное автономное учреждение культуры «Кировский театр кукол имени А.Н. Афанасьева»
610000, г. Киров, ул. Спасская, 22, телефон (8332) 411-499, телефон кассы (8332) 220-499